Книги

   Моя бабушка и тетя работали в книжном магазине, и я после школы прибегал туда, садился и рассматривал картинки. Дома у нас была большая библиотека, читал я не так много, как хотелось, но перечитал всю "Библиотеку приключений", "Детскую библиотеку", потом забросил это занятие, стало, как говориться, некогда. К книге начал возвращаться еще до поступления (ибо возвращение происходит по сей день) в ГИТИС. Наталья Леонидовна Расникова - мой первый режиссер в школьном Театре на Садовой - открывала мне все заново. Так, Маяковского я полюбил после длительного разговора с ней о его творчестве.
   В ГИТИСе сначала ленился, а потом произошел случай, как говорится, Бог направил. На экзамене по зарубежному театру я, естественно, все списал. Легко, без замечаний, странно как-то было... Пришел отвечать, а преподаватель отложил мою писанину в сторону и стал задавать совсем другие вопросы. Естественно, я ничего не мог ответить. И тогда он укоризненно сказал: "Ну как же так, Гришин! Тебя в институте называют русским Робертом Де Ниро, а поговорить-то с тобой не о чем. Пустой ты... Мне интересно, что у тебя внутри, твое мнение, твои мысли. Ставлю зачет тебе, но если такой же придешь на экзамен - выгоню!" К лету я честно прочитал всю программу. Почти... Я заново открываю для себя чтение и похвастаться большим количеством прочитанной литературы я пока не могу, но наверстываю, ибо понимаю, что ни актер, ни режиссер "пустыми" быть не могут.
   Из последнего - Сильвен Райнер "Эдит Пиаф" и Симона Берто "Эдит Пиаф", снова перечитал всего Шукшина, не только потому что надо, а "придавило".
   Книги для меня это не просто текст - это часть жизни автора. Если ты взял книгу в руки, открыл ее, начал читать, она может "не попасть" в сегодняшнее твое состояние, можно не понять что-то, но не любить - вряд ли.